Итоги господства правых в области внешней политики



b-91

Не более утешительными были и итоги господства правых в области внешней политики. Пока французская буржуазия считала свои классовые тылы достаточно прочными, большинство представителей правых партий придерживалось традиционной националистической установки – защиты неприкосновенности версальского статус-кво путем укрепления военного потенциала страны и союзов с восточноевропейскими государствами. «Германия подразумевает под прямыми переговорами с Францией серию мероприятий, отвечающих только германским интересам и не предусматривающих никакого вознаграждения, никакой выгоды для нас. Мы не можем принять большую часть этих мер, не идя на подлинную капитуляцию»,- писал на страницах официозной «Тан» правый публицист Владимир д’Ормессон. Со своей стороны партии левого центра – радикалы, СФИО – по-прежнему отстаивали курс на соглашение с Германией и разоружение в рамках Лиги наций. Приход Гитлера к власти в Германии, крах переговоров о разоружении и резкое обострение классовой борьбы в стране вызвали постепенную перестановку партийно-политических сил. Эта перестановка прошла несколько последовательных этапов.





Вплоть до конца 1934 г. в правом лагере еще доминировали антигерманские настроения. В кабинете Гастоиа Думерга пост министра иностранных дел занял Луи Барту – близкий друг и единомышленник Пуанкарэ, принадлежавший, как и он, к тому поколению довоенных французских политиков умеренно консервативного и националистического толка, которое считало высшей задачей Франции сначала подготовку реванша, победоносной войны против Германии, а затем сохранение любой ценой плодов победы. Видное место в правительстве занимал Андре Тардье. – в прошлом правая рука Клемансо и один из авторов текста Версальского договора, а министром здравоохранения был непримиримый националист Луи Марэн, официальный лидер Республиканской федерации. В таких условиях в правящих кругах Парижа первоначально возобладала тенденция, враждебная уступкам Германии в вопросе пересмотра Версаля, тем более что положение Гитлера казалось довольно шатким и не внушало французской буржуазии особого доверия.

В момент, когда перед правыми кабинетами стояла задача принятия жестких мер, которые перекладывали есю тяжесть экономического кризиса на плечи широких масс трудящихся и мелкой буржуазии, они особенно нуждались в оправдании таких мер ссылками на высшие национальные интересы Франции, становясь в позу спасителей «плодов победы», якобы растраченных прекраснодушными, но безвольными левыми болтунами типа Бриана или Поль-Бонкура в никчемных словопрениях женевских форумов Лиги наций. Поэтому большинство лидеров правых группировок высказалось за прекращение безрезультатных переговоров о разоружении с Берлином, который стремился лишь добиться с помощью Англии легализации тайного перевооружения Германии. 17 апреля 1934 г. французское правительство в ноте Великобритании заявило о том, что дальнейшие переговоры лишены всякого смысла, ввиду чего Франция будет обе-спечивать отныне свою безопасность собственными средствами.