Иллюзорное благополучие



b-51

Постоянная угроза безопасности Франции со стороны Германии, лозунги реванша за поражение 1871 г. и возврата утраченной Эльзас-Лотарингии, создание мировой империи служили существенными факторами, способствовавшими сплочению всей французской буржуазии на общей националистической платформе. Весьма резкие разногласия в буржуазном лагере между вдохновителями колониальной экспансии (Ферри) и проповедниками первоочередной подготовки реванша (Клемансо), сторонниками жесткого антигерманского курса (Пуанкарэ) и приверженцами компромиссных решений (Кайо), проблемы выбора той или иной ориентации внешних союзов играли второстепенную роль по сравнению с вопросами внутренней политики.





Период, непосредственно предшествовавший первой мировой войне, остался в памяти французской буржуазии как окруженная ореолом легенды «прекрасная эпоха», когда ростовщическая «стрижка купонов» внутренних и внешних займов гарантировала без всякого риска спокойное паразитарное обогащение, внешние союзы и колониальная империя служили символами роли страны как мировой державы, а таможенный протекционизм смягчал конкурентную борьбу, тормозя как темпы промышленного развития, так и социальную дифференциацию. Эта эпоха апофеоза мещанства, когда политика была, по крылатому выражению публициста Робера де Жувенеля, всего лишь «делом вкуса отдельных лиц, а не условием их существования», до сих пор представляется рядовому буржуа во Франции своего рода потерянным раем.

Но «прекрасная эпоха», иллюзорное благополучие которой покоилось на беспощадной эксплуатации как французского рабочего класса, так и трудящихся других, особенно колониальных и зависимых, стран, несла в самой себе зерна грядущего кризиса. Крайняя консервативность хозяйственной структуры французского монополистического капитала начала XX в. неуклонно увеличивала отставание Франции от ее империалистических соперников на международной арене, углубляла контраст между великодержавными позициями французских монополий и их реальными военно-промышленными возможностями. Попытка спрятаться, укрыться за таможенными стенами от суровой реальности XX в. была заранее обречена.

Чем больше оттягивалось неизбежное столкновение с внешним миром, тем уязвимее становился социально-экономический организм страны и тем болезненнее, катастрофичнее последствия такого столкновения. Это и доказала со всей очевидностью первая мировая война. Победа в ней обошлась Франции так дорого, материальные и духовные ресурсы страны пережили в ходе войны такое напряжение, что былое равновесие ее экономики и социально-политической структуры оказалось коренным образом нарушенным. Франция стояла на пороге глубочайших потрясений, которые неизгладимой печатью отметили ее облик вплоть до наших дней.