Финансово-экономические мероприятия Рейно



Финансово-экономические мероприятия, проведенные в жизнь Рейно в апреле 1939 г. на основании чрезвычайных полномочий (продление рабочей недели, введение новых налогов и т. д.), всей тяжестью падали на плечи широких масс трудящихся, не только не затрагивая интересов монополий, но, напротив, принося им существенные выгоды. Забастовочное движение наталкивалось на решительный отпор со стороны предпринимателей, уверенных в активной поддержке со стороны властей, в том числе с помощью полицейской силы.

b-36





Политическая часть чрезвычайного законодательства последовала в июле 1939 г. Она расширяла права префектов, устанавливала правительственный контроль над распространением информации и радиовещанием (для чего учреждался особый Генеральный комиссариат информации, подчиненный непосредственно председателю совета министров), увеличивала полномочия и штаты органов государственной безопасности. После обнародования декретов фашистские заговорщики-кагуляры, находившиеся с 1937 г. под следствием, получили свободу, тогда как газеты ФКП, которые разоблачали деятельность гитлеровской «пятой колонны», подвергались судебным преследованиям. Это была плата Даладье за парламентскую поддержку правым группировкам. Хотя подобные меры мотивировались заботой об укреплении национальной обороны, эффект их был неутешительным. «Умышленно спровоцированным разрывом сплоченного большинства (Народного фронта) и постепенным лишением палат реальных прав Даладье отнял у парламента всякую решимость, приучил депутатов бояться ответственности, отрекаться от самих себя, превращаться в тени…- писал в своих мемуарах социалист Венсан Ори-оль. – Его тяжкое преступление состоит в том, что он допустил разложение и моральный распад национального представительства, парализовал практикой декретов-законов нормальное функционирование республиканских учреждений, не поддержал республиканское пламя 1936 года, не дал нации мощных и высоких стимулов к жизни» У.

Даладье добился вторичного выдвижения кандидатуры президента Альбера Лебрена, полномочия которого подходили к концу, на пост главы государства, что не имело прецедента за 53 года после отставки президента Греви. По мнению многих политических обозревателей, премьер рассчитывал, что слабовольный, недалекий президент, которому исполнилось 68 лет, вскоре подаст в отставку, открыв путь в Елисейский дворец ему самому. Благодаря поддержке консервативного Сената и правого крыла Палаты депутатов Лебрен был избран на совместном заседании обеих палат парламента в Версале 506 голосами из 904 (151 голос получил социалист Бедус, 74 – коммунист Кашен).

Данный шаг имел целью цементировать правоцентристское большинство, сложившееся в конце 1938 г. в Палате депутатов в результате разрыва радикалов с Народным фронтом. Ту же задачу были призваны решить явно антиконституционное продление декретом правительства полномочий Палаты депутатов на два года и принятие 27 июня 1939 г. по инициативе правых группировок закона о реформе избирательной системы – замене мажоритарного голосования по мелким округам пропорциональным представительством.

Радикалы, обычно враждебные пропорциональному представительству, на сей раз голосовали за реформу вместе с правыми, стремясь избавиться от необходимости заключения в ряде округов союзов с левыми партиями, что предполагала прежняя система. В то же время коммунисты, в принципе всегда являвшиеся твердыми сторонниками пропорционального представительства, наоборот, решили голосовать против, чтобы сорвать замыслы реакционных сил и не дать Даладье предлога для ссылок на поддержку слева.