Экономический саботаж финансовой олигархии



Первые меры Народного фронта, поднявшие покупательную способность масс, увеличили внутренний спрос, а сокращение рабочей недели создало предпосылки для уменьшения безработицы. Авиационная, военная промышленность, перешедшие в руки государства, электротехника, химия развивались сравнительно быстро. Но экономический кризис отнюдь не был изжит. Его затягивала и усугубляла политика монополий, стремившихся дискредитировать прогрессивные социально-экономические реформы, изобразив их главной причиной хозяйственных трудностей. Главным методом буржуазии являлись, как и в период господства Картеля левых, раздувание паники среди владельцев мелких сбережений и организация «бегства капиталов» за границу, которое подрывало платежный баланс, отнимало ресурсы для производительных капиталовложений, обескровливало денежный рынок и сокращало возможности для размещения на нем государственных облигаций.

Коммунистическая партия призывала бороться против этой коварной тактики радикальными средствами: введением чрезвычайного налога на крупные состояния (подобное предложение в 1924-1926 гг. отстаивалось СФИО), запретом вывоза капиталов за рубеж, принятием закона о подвижной шкале цен и зарплаты, поддержкой покупательной способности крестьянства и городских средних слоев.





b-89

Правительство не решилось на подобные шаги. Леон Блюм подчеркивал, что его кабинет «не хочет ни прямо, ни косвенно проводить в жизнь социалистическую программу», действует в рамках «существующих учреждений существующего общества» и стремится лишь добиться большего благосостояния путем добровольного сотрудничества всех социальных категорий. Министр финансов социалист Венсан Ориоль при поддержке премьера избрал заранее обреченную на провал тактику завоевания доверия у состоятельных слоев населения, надеясь предотвратить бегство капиталов обычными, «классическими» мерами: поднятием учетной ставки Французского банка с 3 до 5% (24 сентября 1936 г.) и выпуском на льготных условиях внутренних займов.

Однако эти меры никак не могли восстановить доверия по той простой причине, что вывоз золота из страны, вдохновлявшийся крупнейшими банками, преследовал не столько экономические, сколько политические цели: торпедировать «опыт» Народного фронта, опорочить его в глазах широких масс крестьянства, городских средних слоев и подготовить тем самым отход радикалов от союза с социалистами и коммунистами. Результатом поднятия учетной ставки могло оказаться в таких условиях только удорожание кредита, рост цен, сокращение производительных капиталовложений и наступление в 1937- 1938 гг. нового кризиса, больно ударившего по экономике страны после небольшого оживления в конце 1935- 1936 гг.