Единство левых партийна повестке дня



Период 1929-1932 гг. отмечен постепенным вызреванием предпосылок для ликвидации глубокого раскола левых сил – раскола, расчистившего реакции путь к власти. Однако поиски путей к единству – выбор союзников и конкретной платформы для общих действий, преодоление глубоко укоренившегося взаимного недоверия – потребовали немало времени и усилий.

Новая для французских коммунистов обстановка фактического подполья, резко отличавшаяся от привычных условий буржуазно-демократической легальности, арест большинства членов руководства создали немалые трудности для партии. Период 1929-1931 гг. был отмечен острой внутрипартийной борьбой, завершившейся в конечном счете разгромом правооппортунистических и левосектантских фракционеров, укреплением ленинских норм партийной жизни и созданием предпосылок для превращения ФКП из сравнительно небольшой организации революционного авангарда в могучую массовую партию – Важнейший фактор политической жизни страны.





На опасность ликвидаторского правого уклона, отражавшего неустойчивость мелкобуржуазных попутчиков пролетариата в сложной обстановке поляризации классовых сил и наступления монополий, указал VI съезд ФКП, который проходил в парижском предместье Сен-Дени 31 марта -7 апреля 1929 г. В документах съезда отмечалось, что в период относительной стабилизации французского капитализма буржуазия предприняла немалые усилия по идейно-политическому разоружению и дезориентации трудящихся под лозунгом «промышленного мира» (принятие закона о социальном страховании за счет рабочих, проекты принудительного арбитража в трудовых конфликтах, патерналистские мероприятия отдельных предпринимателей, прикрытие гонки вооружений и антисоветской внешней политики пацифистской фразеологией Лиги наций, «пан-Европы» и т. д.). Частичному успеху этих усилий способствовала позиция многих лидеров социалистической партии, считавших необходимым сотрудничество с «организованным капитализмом».

b-28

Между тем события свидетельствовали о том, что период относительной стабилизации подходит к концу. Правительства «национального единения» и тем более правые кабинеты все чаще посягали на демократические свободы: использовали полицейские репрессии против забастовок и демонстраций трудящихся, прибегали к практике «декретов-законов», ограничивавшей полномочия парламента, попустительствовали вновь оживившейся погромной деятельности мятежных лиг, которые с 1929 г. приступили к укреплению своей организационной структуры и активной вербовке сторонников. Эти реакционные тенденции во внутренней политике Франции прямо перекликались с наступлением фашистских элементов в других европейских странах, прежде всего в Германии.