Диверсия Сената



Диверсия Сената вызвала бурное возмущение всей демократической общественности страны. ФКП, левое крыло СФИО и даже часть радикалов потребовали сломить сопротивление твердолобых консерваторов из верхней палаты, ставшей тормозом на пути социального прогресса и орудием реакции в ее борьбе против Народного фронта, самыми решительными мерами вплоть до роспуска парламента, назначения новых выборов и реформы конституции. Некоторые деятели ВКТ при поддержке левацких элементов в рядах социалистической партии во главе с Марсо Пивером и Жаном Ру поставили даже вопрос об организации массовых стачек и демонстраций, чтобы добиться осуществления этих требований.

b-133





Многие пункты платформы группы Пивера – Ру («революционной левой») внешне выглядели довольно убедительно: она критиковала приспособленчество кабинета к интересам крупного капитала, вялость борьбы против мятежных лиг, капитуляцию Палаты депутатов перед Сенатом, назначение агентов монополий на ключевые посты в государственном аппарате, провал попыток провести либеральные реформы в системе управления колониями (в частности, Алжиром) и т. д. Все эти пункты так или иначе перекликались с позицией ФКП.

Возникал, однако, весьма существенный вопрос: каким образом заставить правительство Блюма приступить к более решительным действиям? По мнению Марсо Пивера, а также руководства федерации СФИО департамента Сена во главе с Жаном Жиромским (группа «Батай сосьялист»), единственным выходом могло быть только «прямое действие» – развертывание активной забастовочной борьбы, демонстраций, митингов по примеру июня 1936 г., создание вооруженных отрядов рабочей милиции, руководимых комитетами Народного фронта в коммунах и городских кварталах для подавления любой попытки фашистского путча. Серьезные отступления кабинета Блюма перед реакцией в социально-экономических вопросах (девальвация, «пауза»), во внешней политике («невмешательство» в Испании), в борьбе против фашистской опасности (провокация в Клиши) давали демократической общественности достаточно веские основания для тревоги.