Дипломатия французского империализма в межвоенные годы



Основной задачей дипломатии французского империализма в межвоенные годы являлось сохранение территориальных и политических итогов первой мировой войны, закрепленных в договорах Версальской системы. Хотя в борьбе за незыблемость послеверсальского статус-кво Франция располагала важными козырями – сильной армией и все еще значительной финансовой мощью, помогавшей, как и до 1914 г., скреплять вокруг побежденной Германии цепь военных союзов с восточноевропейскими странами, соотношение французского и германского военно-промышленных потенциалов было слишком неблагоприятным для Парижа. Удержать свое превосходство и, следовательно, плоды победы Франция могла только благодаря двум главным устоям Версаля – ограничению вооружений Германии и механизму репараций. Последний призван был служить как орудием постоянного нажима на Германию, предотвращающего быстрое восстановление ее сил для реванша, так и источником средств для укрепления экономики Франции, погашения колоссального внутреннего и внешнего долга французского государства (в первую очередь США и Англии)

Провал попытки самостоятельно обеспечить безопасность и репарации вооруженной рукой в ходе рурской авантюры заставил Францию искать решения ее основных внешнеполитических задач на путях сотрудничества с Англией и Германией в рамках Лиги наций, плана Дауэса и Локарнских соглашений. Эта установка не только исключала Советский Союз из «европейского концерта», но и имела в виду сколотить против него единый фронт победителей и побежденных, кредиторов и должников, смягчив тем самым противоречия между ними.





Однако империалистические интересы бывших участников коалиции, нанесшей поражение Германии и ее союзникам, коренным образом расходились. Как уже отмечалось выше, на протяжении 20-х годов Англия и Соединенные Штаты видели в Германии прежде всего важного торгового партнера, объект выгодного помещения капиталов, противовес угрозе французской гегемонии в Европе, наконец, потенциального союзника против СССР. Отсюда – упорное стремление Англии подорвать германо-советские отношения, строившиеся на Рапалльском договоре, ценой постепенной ревизии Версаля, уступок Германии в вопросах военного контроля, смягчения ограничений вооружения, ускорения эвакуации Рейнской зоны и т. д. Со своей стороны США, которые отказались ратифицировать Версальский договор и вступить в Лигу наций, стали на путь широкого кредитования германской тяжелой индустрии, которая под золотым дождем долларов была быстро реконструирована на новой технической основе.

Поскольку выплата германских репараций как натурой, так и в твердой валюте, которая могла быть получена только за счет экспорта, делала неизбежным усиление конкурентной борьбы на мировых рынках и ставила под удар погашение Германией частных кредитов, англо-американские монополии взяли курс на постепенный слом репарационного механизма.

b-92

Часть правящих кругов Франции надеялась оказать сопротивление фронту англосаксонских держав путем прямого франко-германского сближения: «Если наша победа должна быть урезана, то для нас всегда будет выгоднее подготовить эту операцию вдвоем с Германией, чем пользоваться английским или итальянским посредничеством» l, – писал обозреватель правой газеты «Эко де Пари» Пертинанс (Андре Жеро). В сентябре 1926 г. Бриан вел переговоры с германским министром иностранных дел Штреземаном в Туари, пытаясь достигнуть широкого комплексного соглашения между двумя странами (досрочная эвакуация Рейнской области, возврат Саара, отзыв комиссии военного контроля в обмен на финансовую помощь при стабилизации франка) 2. Однако эти попытки не увенчались успехом: германские монополии предпочитали медленно, но верно добиваться своих целей с помощью англосаксов.