Деятельность ПСФ



В организационном отношении ПСФ стремилась, не ликвидируя прежних боевых звеньев (они были лишь законспирированы), перенести центр тяжести своей деятельности на построение прочного легального аппарата, который был бы в состоянии конкурировать с коммунистической партией как в предвыборной борьбе, так и в повседневной внепарламентской активности с целью завоевания масс По всей стране возникла сеть низовых секций и департаментских федеральных союзов ПСФ, организованных не только по территориальному, но и по производственному признаку (федераций было 105, секций – около 7 тыс.). Секции на предприятиях пытались завоевать доверие трудящихся реформистско-благотво-рительной деятельностью («социальное действие» – кассы взаимопомощи, медицинские учреждения, диспансеры, дома отдыха, гимнастические общества и т. д.). Активное содействие предпринимателей помогало ПСФ вербовать наименее устойчивые, политически отсталые элементы среди трудящихся, так, например, па заводах «Рено» секция включала 5 тыс. человек, в универмагах «Сама-ритэн» – 2 тыс. и т. д.

Пo официальным данным руководства, численность партии достигала в 1937-1938 гг. от 2 до 3 млн. человек. Хотя эти цифры, вне всякого сомнения, сильно преувеличены, нельзя отрицать, что ПСФ выросла накануне второй мировой войны в весьма внушительную силу. Она привлекла на местах немало «нотаблей» – мэров, членов муниципальных и генеральных советов, которые прежде поддерживали традиционные, «классические» правые партии. К ПСФ примкнуло 198 генеральных советников, 344 окружных советника, 2690 мэров. В дополнение к официальному органу партии «Фламбо» («Факел») де ля Рок решил приобрести ежедневную газету с массовым тиражом. С этой целью он перекупил у наследников миллионера-радикала Раймона Патенотра «Пти журналь» с тиражом порядка 160 тыс. экземпляров, получив финансовую помощь крупных промышленников – Швоб д’Эри-кура, Пелисье, Жаваля (парфюмерная фирма «Убиган»), Ролан-Госслена, де Налеша и др. На страницах газеты выступали многие видные литераторы и публицисты правого лагеря – Габриель Аното, Андре Зигфрид, Эдмон Жалу, Жак де Лакретель, Анри Бордо, братья Таро, граф Сент-Олер, герцог де ля Форс, известный экономист профессор Сержан и т. д.2





Однако, несмотря на первоначальные успехи, практическая деятельность ПСФ отличалась теми же слабостями, внутренней противоречивостью, что и ее идейно-пропагандистский багаж. В качестве легальной партии она еще не успела конституироваться к моменту парламентских выборов 1936 г. и располагала в Палате всего десятком депутатов во главе с Ибарнегарэ. Это существенно ограничивало возможности партии для политических маневров по объединению и консолидации всех правых сил. Не исключено, что впоследствии, если бы не разразилась война, разрыв между парламентским представительством и внепарламентской организацией ПСФ был бы ликвидирован, как это произошло в 1932 г. с национал-социалпстской партией в Германии.

Но наиболее реакционное крыло французской буржуазии не хотело ждать – оно жаждало «прямого действия», самых радикальных, решительных мер по борьбе с рабочим движением вообще и коммунистической партией в частности. Возможности же ПСФ в этом отношении были ограничены консервативными настроениями основной массы ее членов, боявшихся авантюр, анархии и ставивших превыше всего уважение закона и порядка.

b-109

Поэтому часть крайне правых элементов, разочарованных нерешительностью де ля Рока, вскоре отошла от него, свидетельством чего явилось публичное оглашение бывшим сподвижником де ля Рока герцогом Поццо ди Борго в крайне правом еженедельнике «Шок» фактов субсидирования «Боевых крестов» из секретных правительственных фондов в период господства правых кабинетов (1931 -1932 гг.). Подобные факты, подтвержденные на последовавшем судебном процессе бывшим премьером Тардье, нанесли серьезный удар по личному авторитету «графа-полковника» и сыграли на руку его соперникам. Главным из них являлся ренегат и авантюрист Жак Дорио.