Деятельность «Боевых крестов»



b-112

Противоречивости и половинчатости пропагандистского багажа де ля Рока соответствовала колеблющаяся, неуверенная тактика его движения. Деятельность «Боевых крестов» заключалась главным образом в организации массовых митингов, демонстраций, сопровождавшихся быстрой переброской сотен и тысяч людей на автомашинах из города в город, раздачей листовок на улицах, у выходов из церквей и заводов и т. д. Вместе с тем руководство лиги во главе с де ля Роком старалось удержать своих последователей от мелких уличных стычек, погромов и драк, которыми печально прославились «Королевские молодчики» или «Франсисты». Это делалось для того, чтобы не восстановить против «Боевых крестов» консервативные буржуазные массы, ценившие превыше всего «порядок», и сберечь политический капитал движения для момента решительного боя. «Капитал «Боевых крестов» нельзя расточать во второстепенных выступлениях»1, – подчеркивал де ля Рок. Естественно, что поддерживать движение в постоянном напряжении, готовности к «дню Д», но постоянно откладывать его на будущее было опасно – это вело к разочарованию значительной части активных сторонников, отходу от «Боевых крестов» наиболее экстремистских элементов.





Массовая база фашистского движения – резерв крайне правых лиг – состояла из нескольких крупных, хотя и менее активных организаций: Национального союза бывших фронтовиков, основанного в 1925 г. Жаном Гуа при финансовой поддержке Эрнеста Мерсье, созданной в 1928 г. и связанной с «Аксьон франсэз» Национальной федерации налогоплательщиков, состоявшей в основном из лавочников и ремесленников, а также «Крестьянской партии» во главе с бывшим членом «Аксьон франсэз» Анри Доржером (д’Аллюэном). «Крестьянская партия», которая опиралась главным образом на зажиточных крестьян кулацкого типа в западных районах традиционного влияния правоконсервативных группировок – Бретани, Нормандии, пользовалась прямым покровительством духовенства и крупных аграриев – помещиков. При ней имелись вооруженные боевые отряды «зелено-рубашечников».

Все эти объединения всячески старались завоевать популярность яростными нападками на вмешательство государства в экономику – «этатизм», продажность депутатов, чиновников, приписывали всю вину за тяжесть налогового бремени государственным служащим – «пожирателям бюджета», социальному страхованию, пособиям по безработице, грозили коллективным отказом от уплаты налогов, походом на Париж и на Палату депутатов, чтобы «вымести метлой» гнилые парламентские нравы, установив «твердую, но чистую власть».