«Дело Дрейфуса»



В политику вообще и социалистическую партию в частности Блюма толкнуло «дело Дрейфуса», во время которого он активно включился в кампанию дрейфусаров. Широкая культура, литературное и ораторское дарование, умение эффектно жонглировать сложными отвлеченными понятиями, находить обтекаемые формулировки, способность к гибким политическим компромиссам, прикрываемым фразами о непоколебимой верности революционным идеалам марксизма – все эти черты обеспечили Блюму покровительство влиятельных вождей социалистической партии. Однако дебют Блюма в СФИО оказался неудачным: не добившись выставления своей кандидатуры на очередных парламентских выборах, он покинул ряды партии.

Более успешной была вторая попытка, предпринятая во время мировой войны 1914-1918 гг., когда Леон Блюм в качестве докладчика Государственного совета стал начальником секретариата министра-социалиста Марселя Самба. Это позволило Блюму значительно расширить свои связи как в партийном аппарате, так и в деловых кругах. С окончанием войны революционный кризис в стране ускорил дискредитацию, развенчание прежнего руководства СФИО и выдвинул на авансцену новых лидеров. Одним из них был Блюм. Пройдя на выборах 1919 г. в Палату депутатов и возглавив парламентскую группу партии, он категорически выступил на XVIII съезде СФИО в Туре (декабрь 1920 г.) против присоединения к Коминтерну, а после раскола партии, сохраняя руководство парламентской группой, возглавил редакцию нового центрального органа партии газеты «Попюлер».





b-2

С тех пор Леон Блюм на протяжении более чем четверти века неизменно являлся ведущим идеологом, публицистом, парламентским оратором и политическим стратегом СФИО. Положение признанного вождя центристского течения, лавировавшего между правым и левым крылом, обеспечивало ему прочный контроль над партийной машиной. «Не будучи в состоянии преодолеть противоречия, подтачивающие партию, Блюм маскирует их благодаря своей необычайной диалектической ловкости» – отмечал левый публицист Эмманюэль Берль в 1932 г. Эта ловкость нужна была не только во внутрипартийной борьбе, но и при определении общей линии партии.

В период первого Картеля левых (1924-1926 гг.), когда СФИО вошла в состав большинства, но осталась вне кабинета, Блюм играл при радикале Эррио роль неглас, ного, но влиятельного «цензора» правительственной политики. Когда же Картель развалился, мягкость и умеренность социалистической оппозиции «опыту Пуанкарэ» были отмечены самим премьером. В результате на выборах 1928 г. рабочие XX округа Парижа отдали свои голоса не Блюму, а коммунисту Жаку Дюкло. Лидеру СФИО пришлось спустя год добиваться парламентского мандата на частичных выборах в маленьком южном городке Нарбонн, где за него госовали зажиточные местные виноделы, в недавнем пропллом шедшие за радикалами. Комментируя избрание Блюма, радикальная газета «Депеш» писала: «Социализм избирателей не всегда соответствует социализму их депутатов. Под этикеткой последних они видят лишь более красный республиканизм… Среди нарбоннских избирателей Блюм не нашел бы и сотни голосующих за марксизм, в котором они никогда ничего не понимали».