Дебаты о доверии кабинету Даладье



b-34

Тем временем в Палате шли дебаты о доверии кабинету Даладье. Правые встретили премьера свистом, хлопаньем крышками пюпитров, дикими воплями: «В отставку!», «Долой воров!», «Кьяппа в префектуру!» Крайне правый депутат Жан Ибарнегарэ угрожающе воскликнул: «Гражданская война началась; если вы боитесь ее продолжения, если в вас проснулся разум, подайте в отставку!»2 Коммунисты, социалисты, часть радикалов отвечали: «Кьяппа в тюрьму!» Морис Торез бросил в лицо вожаку профашистов Тардье, поднявшемуся на трибуну: «Провокатор! Авантюрист!» Коммунистические депутаты указывали, что очистить улицы от фашистов возможно только одним путем, – открыв их для рабочих.





Председатель Палаты Фернан Буиссон неоднократно прерывал заседание, но после каждого перерыва атмосфера еще более накалялась3. Перепуганные депутаты готовились ускользнуть от расправы через боковые выходы. В конце концов рассмотрение враждебных кабинету интерпелляций было отвергнуто 347 голосами против 237. За правительство голосовали радикалы, социалисты, «независимые социалисты» и отдельные депутаты мелких центристских группировок. Вотум доверия принимался не менее значительным большинством еще дважды.

На следующий день манифестации возобновились. Некоторые руководители крайне правых группировок предлагали обратиться за поддержкой к армии через маршала Лиотэ, чьи реакционные настроения были известны, и прибегнуть к прямому нажиму на президента республики. Однако вождь главной силы фашистского движения – полковник де ля Рок отказался идти по этому пути. Колонны «Боевых крестов», имевшие возможность 6 февраля смять полицейские заграждения и ворваться в Бурбонский дворец с заднего хода, сохраняли во время схваток на мосту Согласия выжидательную позицию. Как показали дальнейшие события, это соответствовало общему стратегическому плану заговора, вдохновители которого стремились использовать угрозу путча лишь как средство запугивания парламента, с тем чтобы придать фактическому перевороту по возможности легальные формы.

Казалось, что правительство, получившее доверие Палаты значительным большинством порядка сотни голосов и успешно отбившее первую атаку фашистских погромщиков, поспешит закрепить успех: твердой рукой обеспечит порядок в столице, привлечет к ответственности виновников мятежа, наконец, устранит причины всеобщего недовольства, использованного мятежниками,- коррупцию, несправедливости налоговой системы, примет меры по преодолению экономического кризиса и т. д. В действительности же кабинет Даладье пребывал в состоянии полной растерянности и разброда.