Чрезвычайный съезд партии в Клермон-Ферране



Все эти соображения предопределили ход чрезвычайного съезда партии в Клермон-Ферране 11-13 мая 1934 г. и очередного XXXI съезда в Нанте 25-28 октября того же года. В Клермон-Ферране после чистки партии – исключения наиболее запятнанных скандалами парламентариев- значительное большинство делегатов приняло резолюцию в поддержку так называемого правительства перемирия Гастона Думерга и одобрило весьма жесткую экономическую программу борьбы против кризиса. В защиту подобной позиции выступил не только Эррио, но даже его постоянный соперник Даладье, который назвал любую помеху «эксперименту Думерга», пока он не исчерпает себя, серьезной ошибкой. Против союза с правыми выступили только немногочисленные «молодые радикалы» (Пьер Кот, Жан Зей, Пьер Мендес-Франс) и группа Габриеля Кюдене, вышедшая из партии и создавшая в знак протеста мелкую «партию Камилла Пель-тана».

b-28





На октябрьском съезде в Нанте левая оппозиция явно усилилась: сказывалось недовольство грабительскими «декретами-законами» Думерга, а главное – влияние Пакта о единстве действий ФКП – СФИО, результатов кантональных выборов и подъема демократического движения масс против фашистской опасности. Съезд высказался за разоружение мятежных лиг. Тем не менее предложения коммунистов, сформулированные Морисом Торезом накануне съезда, были отвергнуты по настоянию одного из лидеров правого крыла, Жоржа Бонне, который утверждал, что революционные цели ФКП исключают всякое сотрудничество с ней в правительственном плане. Резолюция съезда по конституционной проблеме повторяла многие лозунги правых группировок (ограничение инициативы депутатов в финансовой области и т. д.), но высказывалась против предоставления премьеру неограниченного права роспуска парламента.

Через неделю после съезда правительство «национального единения» подало в отставку, натолкнувшись на отказ министров-радикалов санкционировать в полном объеме проект реформы конституции. Приход к власти кабинета Фландена, который вынужден был отложить проект в долгий ящик и отказаться от угрозы роспуска Палаты депутатов, свидетельствовал о явном поражении крайней реакции, что отмечал Марсель Кашей на страницах «Юманите».

Некоторые лидеры радикалов и даже социалистов поспешили расценить приход нового министерства как доказательство того, что фашистская угроза вообще миновала, и поставить в связи с этим под вопрос дальнейшую целесообразность сотрудничества левых сил с коммунистами. За доверие Фландену голосовали все депутаты-радикалы. Леон Блюм в «Попюлер» высказал надежду на возможность обуздания Фланденом мятежных лиг, враждебно встретивших его правительство1. На сессии Национального совета СФИО в феврале 1935 г. правое крыло партии добивалось отказа от Пакта о единстве действий, ссылаясь на то, что более эффективная организация и боевые лозунги ФКП дают ей возможность перетягивать на свою сторону рядовых социалистов, аннулируя все результаты восстановления социалистической партии после раскола на Турском съезде.