Борьба коммунистов за единство действий



b-1

Как и в 20-х годах, одной из форм борьбы коммунистов за единство действий снизу служили рабочие съезды по отраслям промышленности в крупнейших индустриальных районах. В них принимали участие члены не только УВКТ, но также ВКТ, христианских, автономных профсоюзов, неорганизованные трудящиеся. Такие съезды состоялись, в частности, у горняков Ренна, железнодорожников Страсбурга, текстильщиков Лиона, автомобилестроителей заводов Рено и Ситроена в Парижском районе. В ходе забастовок формировались объединенные стачечные комитеты. Наконец, накануне очередных муниципальных, кантональных или парламентских выборов коммунисты создавали в соответствующих округах комитеты рабоче-крестьянского блока, которые вели кампанию в пользу кандидатов, поддержанных ФКП.





Мировой экономический кризис, вызвавший резкое обострение международной обстановки и классовых противоречий внутри страны, не мог не отразиться на партиях левого центра – СФИО и радикалах, за которыми шло в то время большинство демократически настроенных трудящихся – рабочих, служащих, представителей крестьянства и городских средних слоев. От внутренней эволюции этих партий, их отношений друг с другом и с ФКП в значительной мере зависели судьбы демократии во Франции.

На протяжении 20-х годов Французская социалистическая партия была поглощена главным образом преодолением последствий раскола с коммунистами в Туре – восстановлением сети местных организаций, вербовкой новых членов, укреплением партийной печати (газеты «Попюлер», «Попюлер дю Сантр», «Кри дю Нор», «Миди1. сосиалист»). К 1929 г. этот процесс, временно приглушавший фракционную борьбу, был в основном завершен: численность СФИО достигла 120 тыс. человек, что примерно соответствовало численности всей социалистической партии накануне Турского съезда. Число голосов, поданных за кандидатов-социалистов на выборах 1928 г., также почти достигло уровня 1919 г. (соответственно 1 709 тыс. и 1 728 тыс.)

Вместе с тем массовая клиентура партии стала более пестрой, неоднородной в социальном отношении. Поскольку за ФКП голосовали в 1928 г. свыше миллиона избирателей, главным образом рабочих, их место в предвыборной базе СФИО заняло крестьянство, мелкая буржуазия. Если основная масса членов и тем более активистов партии по-прежнему рекрутировалась в индустриальных департаментах Северо-Востока (Нор, Па-де-Кале, Сена, Верхняя Вьенна), то большинство парламентариев-социалистов было обязано своими мандатами голосам мелкобуржуазных избирателей Юга, перешедших к СФИО от радикалов. Естественно, что эти депутаты тяготели в Палате к тесному сотрудничеству с радикалами. К тому же в их округах в противоположность северным партийные федерации были слабы, малочисленны и подчинены безраздельному контролю парламентариев. «Центр тяжести массы избирателей-социалистов оказывался географически и, следовательно, психологически отличным от центра тяжести массы активистов»,- констатировал Франсуа Гогель.

Партия делилась, как всегда, на три основных течения – левое (Жиромский, Брак, Колльет из федерации Сены), правое (Варенн, Ориоль, Поль-Бонкур, Кан) и центр (Блюм, Фор). Первое восставало против беспринципных сделок с радикалами ценой принесения в жертву партийной доктрины, второе, напротив, отстаивало сугубо реформистскую тактику постоянного сотрудничества с радикалами не только на выборах, но также в парламенте и в правительстве. Центр, который держал в руках основные рычаги партийной машины (Леон Блюм был лидером парламентской группы и политическим директором центрального органа – газеты «Попюлер», Поль Фор – генеральным секретарем партии), лавировал между двумя полюсами.