Блюм – Шотан – Даладье



Тем временем финансовое положение в стране становилось все более тревожным. Банки выбросили на денежный рынок на 400 млн. краткосрочных обязательств казначейства, промышленное производство переживало застой, не принося бюджету ожидавшихся доходов от налогов, до конца года казначейство обязано было изыскать не менее 30 млрд. франков. Дефицит торгового баланса, несмотря на девальвацию, вырос за семь месяцев на 5 млрд. франков. Усиливалось недовольство профсоюзов, угрожавшее единству социалистической партии.

b-31





В таких условиях кабинет Блюма волей-неволей должен был изменить тактику. Неудача попыток заслужить доверие владельцев капиталов «благоразумием», «умеренностью» (отказом от применения к ним принудительных мер, выпуском внутреннего займа под высокий процент, «паузой» в осуществлении социальной программы Народного фронта) заставила председателя совета министров и министра финансов потребовать в июне 1937 г. предоставления правительству чрезвычайных полномочий в финансово-экономической области – права принимать декретами необходимые меры по «укреплению государственных финансов и борьбе с атаками на сбережения, валюту и общественный кредит». Речь шла, в частности, о том, чтобы ввести новые налоги на сумму 5 млрд. франков, установить контроль над переводом капиталов за границу и обязать каждое предприятие вкладывать определенную часть своих прибылей в развитие производства.

Это требование натолкнулось на резкую враждебность со стороны правой оппозиции. Реакционные партии, еще недавно охотно предоставлявшие гораздо более широкие полномочия Думергу и Лавалю, вновь, как и в вопросе о борьбе против мятежных лиг, лицемерно прикрывались тогой ревнителей чистоты парламентского режима.

Правая оппозиция получила благоприятную возможность постепенно оправиться от поражения и перейти в контратаку.

Председатель финансовой комиссии Сената Жозеф Кайо подверг резкой критике правительственный законопроект о предоставлении чрезвычайных полномочий. Вместо него Сенат принял 220 голосами против 54 проект своей комиссии, а поправки Блюма – Ориоля отверг 199 голосами против 72. Исход голосования предопределил раскол группы «демократической левой» (радикалов) : 40 ее членов поддержали кабинет, 24 отказали ему в доверии и 27 воздержались. Палата вторично одобрила правительственный проект, но Сенат снова провалил его. Конфликт между двумя палатами зашел в тупик.

Юридически правительство не являлось ответственным перед Сенатом и могло в полном соответствии с конституцией остаться у власти (тем более что вопрос о доверии вообще не был поставлен). Но Леон Блюм под нажимом ряда министров-радикалов решил подать в отставку (22 июня 1937 г.). Первое министерство, опиравшееся на Народный фронт, перестало существовать.